О проекте закона «О саморегулируемых организациях в сфере финансовых рынков».

IMG_8000Саморегулирование вообще, я считаю, необходимо тому или иному сектору финансового рынка для эффективного развития своей деятельности и выражения позиции конкретного сообщества перед регулятором и органами власти, а также формирования предложений, выходящих из практической деятельности его добросовестных членов. И это должно проводиться саморегулируемой организацией в целях приведения в порядок имеющихся несоответствий на некоторых «участках работы» его членов и законодательных актов для того, чтобы они реально работали в практической деятельности участников рынка. И, самое важное, я считаю, регулятор должен прислушиваться к мнению саморегулируемой организации, как выражению точки зрения его членов. А сегодня нас, как участников рынка, не слышат и не хотят слушать. Такой порядок работы ЦБ РФ, какой сегодня имеем,  с участниками рынка кредитных кооперативов, МФО, ломбардов и т.д., не будет работать эффективно и созидательно. Просто нас загоняют в тяжелые условия работы и ставят порой в тупик. В бумагах сегодня мы «зарылись» и нет этому конца. А капризы банков, как каприз маленького ребенка, выполняется в тот же час.

В той редакции, в которой прошел проект закона о саморегулировании в первом чтении 20 января 2015 г. не учтена специфика работы разных секторов рынка: МФО, КПК, СПКК, ломбардов и т.д. Эта специфика имеет существенное и важнейшее значение. Тем более, как могут работать в одном СРО два разных сектора финансового рынка. Без учета в законопроекте специфики участников рынка,  этот закон работать не будет.

По критериям получения статуса СРО, одним из условий является наличие в нем не менее 34 % участников данного рынка. Это требование приведет к существованию только двух СРО, а это уже монополия. В этом случае будет иметь место большое количество членов в одном СРО и с таким количеством невозможно будет выполнять свои функции контроля и управления, анализа и оказания необходимой поддержки. СРО сейчас не справляются с количеством даже 100 членов. Даже если определенное количество участников закроются, это, все равно, останется актуальным. Руководители саморегулируемых организаций могут между собой договориться по размеру взносов и порядку работы, а членам этих СРО остается исполнять все принятые их правила работы, несмотря на разные особенности их регионов по экономической ситуации, национальные обычаи и другие составляющие. Я считаю, в этой части, необходимо законодательно закрепить образование СРО по территориальному признаку — именно такой подход дает возможность осуществлять реальный и объективный контроль, а также полное выполнение саморегулируемой организацией своих функций. Такой принцип будет отвечать интересам самих членов СРО одного региона, и в совместной их работе в рамках этого СРО будет больше отдачи от такого сотрудничества.

Если рассуждать о КПК, законопроект укрупнит и объединит существующие 9 СРО в 2 крупные саморегулируемые организации. А как быть с компенсационным фондом? Как в деле будет происходит перераспределение и выбор кооперативами СРО из двух имеющихся? И каким образом и по каким принципам будут выбирать руководителей 2 СРО из 9 нынешних руководителей?

По СРО микрофинансовых организаций — сегодня практически все микрофинансисты не хотят добровольно вступать в него и уплачивать взносы. Существующее саморегулирование не предоставляет того, чего они хотят или не отвечают их требованиям до конца. Они не образованы их желанием, руководители МФО не знают друг друга, нет объединяющих интересов членов СРО и его руководства. Те СРО в сфере МФО, которые сегодня работают, организованы крупнейшими игроками, и их цель сегодня убрать с рынка мелкие МФО (я тут имею в виду только добросовестно работающих в рамках закона). Они преследуют свои цели, отличные от региональных МФО. Поэтому актуальность и необходимость образования саморегулирования должно быть только по территориальному признаку объединения его членов.

В данном виде законопроект к позитивному изменению на рынке КПК, МФО, СКПК и других участников не приведет, а наоборот, усложнит работу разных, по своим формам и принципам работы, субъектов финансового рынка. И, считаю ошибкой, решение поставить КПК на саморегулирование — поскольку эта форма изначально несет в себе саморегулирование его деятельности пайщиками. Произойдет уход определенного количества участников (МФО, КПК) с рынка, а ведь сегодня именно небольшие КПК и МФО в населенных пунктах решают проблему с доступностью финансовых услуг и взаимопомощи населению. Крупные игроки туда не пойдут.  Именно  небольшие КПК и МФО несут туда, наряду с финансовой помощью, и социально значимую функцию.

Положительными сторонами законопроекта, я считаю, установление квалификационных требований к руководству СРО и аттестация работников. Но согласование кандидатуры руководителя СРО с Банком России, как это будет происходить на практике, пока не представляю. Поскольку он имеет право отклонить и быть не согласным с кандидатурой предоставленного саморегулируемой организацией, даже если он выбран, исходя из требований соответствующего закона.

В целом, саморегулирование необходимо рынку, но только учитывающее специфику каждого сектора финансового рынка, опыта его работы. Для совместного выражения своих интересов и проблем, эффективного взаимодействия с регулятором и со своими потребителями, а также для обозначения себя, как нужного населению направления финансового рынка и важного для экономики страны. Только для этого, нам необходим реально работающий механизм в законодательстве.

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий